Тюремное служение: участие мирян. Статья о тюремной переписке.

Тюремное служение: чтобы оставаться человеком


Отец Глеб Каледа, первый настоятель тюремного храма в Бутырской тюрьме, писал, что даже священнослужители боятся идти в тюрьмы. Что уж говорить о мирянах! Нам по-прежнему кажется, что слова Христа «был в темнице и вы не пришли ко Мне» будут сказаны не нам, а кому-нибудь другому; что этим должны заниматься какие-то особые, специально обученные люди.

Так ли это? Что нужно заключенным - тем, кого мы больше привыкли сторониться, нежели протягивать руку помощи? Как тюрьма меняет людей, и почему важен любой, даже отрицательный ответ на любое письмо из зоны?

Впервые в храме Бутырского тюремного замка в Светлый понедельник Пасхи Христовой состоялось архиерейское Пасхальное Богослужение

По случаю празднования Светлого Христова Воскресения в Светлый Понедельник 16 апреля 2012 года в тюремном храме Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырском тюремном замке для заключенных состоялось торжественное праздничное богослужение – Божественная Литургия, которую возглавил Преосвященный Иринарх, епископ Красногорский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, председатель Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению. Владыке сослужил многочисленный клир тюремных священнослужителей, состоящий из пяти протоиереев, в числе которых старший священник Покровского тюремного храма протоиерей Константин Кобелев, семи священноиереев и трех диаконов.

Под высокими сводами храма, построенного в самом эпицентре Бутырского тюремного замка, мелодично звучало пение церковного хора, периодически прерываемого ектениями диаконов и молитвословиями священнослужителей. Пасхальному восклицанию Преосвященного Владыки «Христос Воскресе!» отзывалась стоящая в храме многочисленная паства, состоящая из лиц, содержащихся в следственном изоляторе, осуждённых хозяйственной обслуги, мирян-волонтеров, несущих послушание тюремного служения, сотрудников и ветеранов этого пенитенциарного учреждения ГУФСИН России по городу Москве.

Благотворительная акция по раздаче пасхальных подарков заключенным в Следственном изоляторе №1 «Матросская тишина»

Светлая седмица — время не только пасхальной радости, но и усиленного внимания к делам милосердия. 18 апреля в Следственном изоляторе №1 «Матросская тишина», священники и добровольцы Общества «Вера, Надежда, Любовь» провели благотворительную акцию по раздаче пасхальных подарков заключенным, больных туберкулезом. Журнал «Фома» побеседовал с руководительницей Общества Наталией Леонидовной Высоцкой.

— Наталия Леонидовна, как к Вашей деятельности относятся здесь, «за колючей проволокой»?

— Отклик, конечно же, есть и преимущественно он положительный, причем с обеих сторон. Однако не обходится и без недоброжелателей. Есть такие, которых наша деятельность даже раздражает. Одна из причин этого – недопонимание. Некоторые сотрудники думают, что мы работаем на преступников, заключенные – что мы работаем на полицию. Мы же, находясь между двух огней, продолжаем свое дело – молимся, просим помощи у Бога и все равно идем вперед.

Пасхальное интервью Предстоятеля Русской Православной Церкви телеканалу «Россия»


15 апреля 2012 года, в день Святой Пасхи, на телеканале «Россия» было показано интервью Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла журналисту Дмитрию Киселеву.


— Ваше Святейшество, мы беседуем с Вами по случаю праздника Пасхи. С каким настроением православные его встречают?

— Пасха — это особый день. Это праздников праздник и торжество из торжеств. И единственное настроение, которое присутствует, которое превалирует в душах верующих людей, — это радость. Причем какими бы ни были внешние обстоятельства жизни, в этот день всегда приходит радость.

Я вспоминаю, как мама рассказывала мне о Пасхе в блокадном Ленинграде. Можно себе представить: голод, холод и Пасха в блокадном Ленинграде. И у людей была радость в сердце. Это та радость, которой никто не может у нас отнять, как говорит слово Божие.

Интервью с начальником Управления по работе с верующими военнослужащими Вооруженных сил России Б.М. Лукичевым

Вопросы присутствия духовенства в Российской армии с корреспондентами «Комсомольской правды» обсудил начальник Управления по работе с верующими военнослужащими Вооруженных сил РФ Б.М. Лукичев.


— Борис Михайлович, так сколько сейчас батюшек служит в Вооруженных силах?

— Что касается принятых в штат в армии и на флоте, сейчас мы имеем там всего 21 священника. Они заключили договоры с командирами и выполняют свои профессиональные обязанности.

Источник воды живой. Бывший заключенный рассказывает о жизни православной общины в одной из колоний Псковской области.

Православная жизнь, на невозможность ведения которой в современных условиях часто сетуют, имеет свойство прививаться людям в условиях, в чем-то подобных монастырю – в тюрьме, армии, всевозможных приютах. Объектом внимания Андрея Николаева стала далекая от глаз любопытствующих жизнь православной общины в колонии.

Среди колоний российского Северо-Запада для автора светлым воспоминанием всегда останется «тройка», поселок Идрица Себежского района Псковской области. В годы последней войны здесь был немецкий концлагерь. Внимание советской правоохранительной системы поселок привлек в начале 60-х годов, когда сюда перевели колонию из Пскова. Постепенно сформировался профиль учреждения – строгий режим, то есть «легкостатейники»-рецидивисты и «первоходы» по тяжким статьям УК.

Рассказ о «службе» старшего священника храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме протоиерея Константина Кобелева


Как преодолеть недоверие к тюремному священнику? В чем особенность служения в московском следственном изоляторе, где нет и не может быть постоянной паствы? В чем специфика отношения священника к осужденному? А главное, зачем все это нужно конкретному человеку в конкретной жизненной ситуации? По словам сотрудников тюрем и самих осужденных, эти вопросы стоят достаточно остро. Искать ответы корреспондент «Фомы» отправился в следственный изолятор №2 — Бутырскую тюрьму.

Писатель Сергей Довлатов три года служил во внутренних войсках —был охранником в исправительной колонии в Республике Коми. «Став надзирателем, — писал он позже в повести «Зона», — я был готов увидеть в заключенном — жертву. А в себе — карателя и душегуба… Через неделю с этими фантазиями было покончено… Я обнаружил поразительное сходство… между заключенными и надзирателями». Мне кажется, что нечто похожее можно увидеть в отношениях тюремного священника и осужденного. Если приглядеться…

Иерей (Примечание 1) — Константин Кобелев, старший священник храма Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме, исповедовал находящегося в камере осужденного, сам при этом оставался в коридоре: разговор шел через маленькое окошко в железной двери. Это неудобно, но делать нечего.

Престольный праздник в темнице

20 марта состоялся престольный праздник в СИЗО № 3 города Москвы. В Краснопресненском изоляторе совершалось празднование иконы Божией Матери «Споручница грешных», в честь которой освящён и тюремный храм.

На празднике побывала и поделилась своими впечатлениями прихожанка храма Живоначальной Троицы на Грязех Лариса Хрусталёва.

С 1995 года тюремный храм окормляет наш настоятель, о. Иоанн Каледа, практически в это же время впервые посетил его Павел, сын о. Иоанна. Давно хотелось мне побывать там, и вот, в этом году меня пригласили сделать репортаж о престольном празднике.

На входе в тюрьму – обычная процедура: вход по три человека, проверка документов, сдача мобильных телефонов, досмотр. Пока мы поджидали друг друга на лестничной площадке, мимо спешили по делам сотрудники. Поразило то, что практически все приветливо здоровались. Три священника, три человека – хор, и вот нас повели по многочисленным хитросплетениям коридоров.