Материал о выступлении в СИЗО членов молодежного объединения при приходе храма Благовещения в Петровском парке: Театр сближает

Февральский вечер. Промозглая сырость оттепели. Уже минут пятнадцать стоим у входа в здание Краснопресненского СИЗО. Железная дверь со всевидящим глазком. Рядом с кнопкой звонка надпись крупными буквами: «Входить по 3 человека». Но из двери только выходят и выходят – по трое, и почему-то все молодые женщины, а нас никак не пускают. «Рабочий день закончился», – разъяснил подошедший милиционер и скрылся за дверью. А мы, поеживаясь от пробирающего холода, все стоим. Поглядываю на часы: а успеем декорации расставить? Ребятам надо еще костюмы надеть… Оглядываю пятиэтажное здание, окно с двойной решеткой, видеокамеру на углу, протянутую в виде круглого туннеля проволоку под крышей и думаю про выходивших женщин: «От какой жизни надо согласиться работать в тюрьме?» «Проходите», – раздается голос всевидящего глазка, и мы оказываемся на первом КПП.

ФСИН: каждый третий осужденный иностранец в России сидит за наркотики

О том, в каких условиях содержатся в российских исправительных учреждениях осужденные иностранцы, о снижении тюремного населения на 20% за два года и об особенностях экстрадиции в Россию обвиняемого по нашумевшему «игорному делу» экс-прокурора Подмосковья Александра Игнатенко в интервью корреспонденту РИА Новости Галине Саливон рассказал начальник управления исполнения приговоров и специального учета ФСИН России Сергей Есипов.


— Сергей Анатольевич, расскажите, пожалуйста, сколько иностранцев содержится в исправительных учреждениях России? Из каких стран эти люди?

— В учреждениях уголовно-исполнительной системы находится до 27 тысяч иностранных граждан из чуть более 587 тысяч заключенных в России. За последние три года их количество практически не поменялось. Около половины из осужденных иностранцев — выходцы из стран Средней Азии: Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Киргизии. Есть также граждане Украины, Белоруссии, Азербайджана, Молдавии, Грузии, стран Балтии — практически всего постсоветского пространства.

Среднесписочная численность осужденных из дальнего зарубежья не превышает 350 человек и представлена выходцами из Китая, Нигерии, Афганистана, Вьетнама, Камеруна, Монголии — всего более 40 стран.

Каждый третий иностранец в России сидит за незаконный оборот наркотиков. А по большому счету, состав преступлений, совершенных иностранными гражданами, никакого особого отличия не имеют, практически весь Уголовный кодекс — от хулиганства и мошенничества до разбоев, грабежей и убийств.

Доклад епископа Красногорского ИРИНАРХА на XXI Международных Рождественских образовательных чтениях

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ
Москва, 24-27 января 2013 года


Международная конференция:
«ТРАДИЦИОННЫЕ ЦЕННОСТИ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР:
МИССИЯ ЦЕРКВИ В МЕСТАХ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ ЗАКЛЮЧЕННЫХ»
Трапезные палаты Храма Христа Спасителя,
25 января 2013 года


ДОКЛАД
ЕПИСКОПА КРАСНОГОРСКОГО ИРИНАРХА
ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СИНОДАЛЬНОГО ОТДЕЛА МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА
ПО ТЮРЕМНОМУ СЛУЖЕНИЮ
на тему:


«МИССИЯ ТЮРЕМНОГО СЛУЖЕНИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
И ПЕНИТЕНЦИАРНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ»

Андрей Бабушкин: «Механизма устранения судебной ошибки в нашей стране нет»

Офис комитета «За гражданские права» находится в жилом доме в отдаленном от центра районе Москвы. Но даже в поздний час здесь полно людей, многие приехали из других концов столицы. В просторной приемной обсуждают способы борьбы с незаконной застройкой. На диванчике пристроилась женщина – видимо, ночует здесь же, пока правозащитники помогают разобраться в ее беде. В тесном кабинетике с несколькими рабочими местами и бесчисленными стопками бумаг – письма, запросы, ответы – только что закончилось рабочее совещание. Время – половина одиннадцатого вечера. Председатель комитета «За гражданские права» Андрей Бабушкин просит беседовать не слишком долго, ему еще надо сегодня поработать.

Андрей Владимирович Бабушкин. Председатель общественной правозащитной благотворительной организации Комитет «За гражданские права». С ноября 2012 года член Совета при Президенте РФ по правам человека.

Работал дворником, руководителем кружка, учителем истории, научным сотрудником. В 1990 году был избран депутатом Моссовета, возглавлял Межведомственную комиссию Москвы по делам тюремных учреждений и профилактике правонарушений. Руководил Обществом попечителей пенитенциарных учреждений. Создатель Службы помощи детям, существовавшей с 1998 по 2003 гг. Выиграл ряд процессов в судах в интересах детей, молодежи, пенсионеров, добился освобождения из мест заключения многих невиновных. Инициатор более 200 поправок, вошедших в действующее законодательство.

О праздновании Рождества в московском следственном изоляторе СИЗО-5

Рождественский праздник приходит в тюрьмы немного позднее, чем в приходские храмы. Сначала праздничный тропарь звучит в приходских храмах, потом, набрав силу, перекатывается за их стены, разливается по улицам, докатывается до больниц, приютов, прочих социальных учреждений и потом уже доходит до СИЗО и колоний.


И в этом году 10 января в СИЗО-5 мы встретили второй раз Рождество, отслужив Литургию точно так, как в первый день праздника. К сожалению, как это здесь часто бывает, даже в такой торжественный день нас (комментарий: священнослужителей и их добровольных помощников) было больше, чем заключенных. Их – пятеро – больше по правилам Внутреннего распорядка нельзя было привести, а нас шестеро: старший священник СИЗО о. Иоанн Чураков, я, алтарник Геннадий и наш хор из трех человек.

Интервью протоиерея Константина Кобелева издательству "Русиздат - ORTOX"

14 октября 2012, на Покров, состоялась беседа старшего священника Бутырского изолятора (СИЗО №2) протоиерея Константина Кобелева с сотрудниками издательства "Русиздат - ORTOX", беседу провела Алина Сергейчук.


— Бутырская тюрьма – место, где пострадали многие из новомучеников. Это трогает души заключенных?

— Когда заключенные узнают, что в камерах, где они сидят, находились святые – это оказывает на них сильное впечатление. Мы, священники, постоянно этим пользуемся: рассказываем, напоминаем, у нас в храме есть иконы новомучеников.


— Кстати, во времена гонений храм был закрыт?

— Сначала его закрыли, потом изъяли ценности, сломали крест и купол и, наконец, стали использовать помещение под пересыльные камеры. Когда человек ожидал суда, он находился в корпусах, а после вынесения приговора его уже не возвращали в камеру, но помещали сюда. Отсюда увозили и на вокзал (чтобы отправить в лагерь, в ссылку), и на расстрел (в Бутово).

Монах–номинант на Нобелевскую премию выкупил из тюрьмы 15 тысяч человек

Архимандрита Гервасия (Раптопулоса) из Салоник выдвинули на Нобелевскую премию мира. За последние 35 лет он выкупил из тюрьмы более 15 тысяч человек, на что потратил более 4 миллионов евро. После нескольких бесед с ним один известный преступник-рецидивист решил уйти на Афон. Комментируют российские тюремные священники.

Познакомиться с добрым священником успели и московские арестанты. В 2010 году о. Гервасий служил в храме Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме. Это была, наверное, первая в России служба духовенства разных стран в тюрьме.На молитвенную память гостю вручают икону «Спаситель в белом хитоне», которая была в свое время написана также священномучеником, заключенным Бутырки, митрополитом Серафимом (Чичаговым).

За то, что отец Гервасий посвятил свою жизнь помощи заключенным, уголовники называли его святым. «Святой заключенных» платил штрафы за неимущих людей, совершивших мелкие преступления, что позволяло им избежать тюремного заключения. Деньги на помощь заключенным отцу Гервасию жертвовали многочисленные греческие и зарубежные благотворители.

Один день в московском следственном изоляторе

Диакон Петр Пахомов

Вот обычный день в московском СИЗО ‑ священник, отец Максим, правда, немного задержался — забыл документы. А чтобы войти в следственный изолятор, надо иметь хотя бы паспорт. Приходится нам: хору, мне, алтарнику Геннадию, ‑ ждать. Но вот приходит о. Максим и мы по трое (больше сразу по здешним правилам нельзя) проходим внутрь. Несмотря на то, что здесь нас хорошо знают, всегда внимательно осматривают. Прозванивают на металл, заглядывают в мой пакет с облачением. Особенное внимание привлекает сумка Геннадия: она велика, ведь он должен принести и свечи, и воду, и все необходимое для алтаря. За проходной мы всегда выстраиваемся в узеньком проходе — ждем провожающего.