Опубликовано на сайте Тюремное служение (http://www.t-sluzhenie.ru)

Пастырь и учитель: воспоминания прот. Владимира Воробьева об о.Глебе Каледе

Разместил(а) Вера
Создана 2011-12-04 12:49
Прот.Глеб Каледа возле Бутырской тюрьмы [1] Протоиерей Глеб Каледа принадлежит к числу замечательных священников, имена которых вписаны в скорбную и одновре­менно победную историю нашей Церкви XX века. Успевший пройти и войну, и науч­ное поприще, доктор наук и тюремный свя­щенник, духовный писатель и замечатель­ный семьянин, отец Глеб навсегда останет­ся в памяти тех, кому Господь судил встре­тить его на своем жизненном пути. Познакомиться с отцом Глебом Бог при­вел меня около 40 лет назад, но близкое об­щение началось примерно с 1988-1989 гг., когда мы с собратьями-священниками ста­ли организовывать лектории в разных клу­бах Москвы. После открытия годового лек­тория в Центральном доме культуры желез­нодорожников к нам присоеди­нился отец Глеб. Он с замечательно живым интересом читал лекции, отвечал на во­просы, беседовал со слушателями. Мне бы­ло известно, что отец Глеб — тайный свя­щенник, и легализовать свое священство ему не удавалось. Мы просили Святейшего Патриарха Алексия о назначении отца Глеба в Спас­ский храм Андроникова монастыря, но это не получилось. В конце 1990 г. по инициа­тиве игумена Иоанна (Экономцева) и под его руководством был учрежден Союз православных братств. Союз был разделен на 15 секторов, и все участники должны были записаться в какой-либо сектор. Мы вошли в образовательный сектор и организовали на его базе катехизаторские курсы. Ректо­ром решили выбрать отца Глеба, чтобы по­мочь ему легализоваться. 6 февраля 1991 г. начались занятия на наших курсах. Записались примерно 300 человек, энтузиазм у преподавателей и студентов был огромный, курсы сразу приоб­рели широкую известность, а отец Глеб, ставший близким помощником игумена Иоанна (Экономцева), скоро был принят в клир и назначен служить в родной ему храм Ильи Обыденного. Игумен Иоанн скоро понял, что только два сектора по-на­стоящему перспективны, и предложил Свя­тейшему Патриарху Алексию учредить два новых Синодальных отдела. Во главе Отде­ла благотворительности был поставлен ар­хиепископ Солнечногорский Сергий, а во главе Отдела религиозного образования и катехизации – игумен Иоанн. Новый отдел располагался в Высоко-Петровском монас­тыре, в нем были запланированы пять сек­торов, и возглавить главный — сектор ре­лигиозного образования — пришлось отцу Глебу. Его деятельность успешно развива­лась, и на учебном совете курсов, состояв­шемся 29 мая 1991 г., он попросил его пере­избрать, так как совмещать все свои долж­ности он уже не мог — 2 декабря отцу Глебу исполнялось 70 лет. Отец Глеб с грустью оставлял свое рек­торское послушание, но работа в отделе, чтение лекций по научной апологетике и служение в храме полностью поглощали его силы. Видимо, болезнь уже подтачивала его. Осенью 1991 г. на курсы набрали еще 300 человек, и стало ясно, что можно от­крывать Богословский институт. Было по­лучено благословение Святейшего Патри­арха Алексия, и 12 марта 1992 г. был зарегистрирован первый устав Богословского ин­ститута. Новый Православный Свято-Тихо­новский богословский институт входил в подчинение Отдела религиозного образо­вания и катехизации, так что отец Глеб был нашим прямым начальником. С отцом Гле­бом мы теперь встречались в отделе, засе­дали на ученых советах. Дважды я был у не­го дома, помню его теплые беседы. Вместе с отцом Глебом мне довелось летать в ко­мандировку в Новосибирск на конферен­цию. В гостинице по вечерам мы обсужда­ли разные проблемы: как развивать духов­ное образование, как воспитывать студен­тов, обменивались мнениями о предпола­гаемой канонизации Царственных муче­ников. В Москве один или два раза я был у отца Глеба в Бутырской тюрьме, работа в которой, кажется, больше всего в послед­нее время притягивала его доброе сердце. Теперь он служил в Сергиевской трапезной церкви Высоко-Петровского монастыря и в тюремном Покровском храме. Первая Литургия в Покровском храме [2] Отец Глеб был замечательным духовни­ком — мне один раз довелось исповедо­ваться у него. Его очень любили и почитали заключенные, своей верой и любовью он умел расположить к покаянию даже зако­ренелых преступников. Вера его была пламенной, он целиком отдавался тому, что де­лал. Большую часть жизни ему пришлось заниматься наукой, а последние свои годы он все свое трепетное сердце, все время и силы посвятил служению Богу и Церкви. 8 июня 1994 г. на Литургии после освя­щения институтского храма Живоначальной Троицы на Пятницкой улице Святей­ший Патриарх Алексий возвел отца Глеба в сан протоиерея. К этому времени он про­служил в священном сане уже более 20 лет. Вскоре его положили в больницу. В больнице отец Глеб был таким же, как всегда, — спокойным, собранным, погру­женным в молитву и мысли о служении Церкви, как будто он не знал о своем смер­тельном диагнозе. Отец Глеб не жаловался на свои страдания и о болезни говорил ма­ло. Однажды, когда он еще мог выходить на прогулку, мы с ним ходили смотреть, как восстанавливается храм во имя иконы Божией Матери «Отрада и утешение» за Бот­кинской больницей. По дороге он, как все­гда, живо расспрашивал о новостях в Свято-Тихоновском институте, делился своими мыслями и наблюдениями. Потом я видел отца Глеба только в постели, когда он тяже­ло страдал. Но ни тени жалости к себе или уныния не видно было в его душе. Серьезно и мужественно готовился он к смерти, как на фронте, твердо, с молитвой и верой шел навстречу зову Божию. Кончина отца Глеба 1 ноября 1994 г . воспринималась как свет­лая и благодатная победа, увенчавшая его трудный жизненный подвиг. Православие и мир

URL источника:
http://www.t-sluzhenie.ru/node/943