"На самом деле, среди служащих в тюрьмах, как и в любой системе, есть порядочные, хорошие люди. Поэтому в тюрьмы нужно допускать лиц, которые будут осуществлять конструктивный контроль, а не будут поносить и ругать все и вся", – заявил в интервью "Русской линии" бывший настоятель храма св. блгв. кн. Александра Невского в СИЗО "Кресты" протоиерей Александр Григорьев, комментируя намерение властей создать систему общественного контроля в тюрьмах. Отметим, что в сентябре нынешнего года вступил в силу закон "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания", согласно которому общественные организации могут выдвигать своих членов в наблюдательные комиссии за российскими тюрьмами, формируемыми при Общественной палате (ОП). "Что нам велосипед изобретать?", – вопрошает отец Александр Григорьев. "Я был в Уэллсе, посещал там тюрьмы, встречался со здешними священниками. Они числятся в штате, получают приличную зарплату, постоянно там служат, имеют даже ключи от камер. Особенно это утешение для тех, кто впадает в отчаяние, предпринимает попытки суицида. Священники с ними беседуют, устраивают встречи с родными", – продолжил священник. "При мне здесь проходила комиссия Евросоюза. В нее входили священники тюремного храма, представители из Франции, Испании и Африки, судьи, прокуроры в отставке и прочие компетентные люди. Мы обошли всю тюрьму, потом собрали человек тридцать заключенных и вместе пили кофе, обсуждая различные проблемы", – добавил отец Александр. "Очевидно, что именно непрозрачность в этой системе приводит к злоупотреблениям. Необходимо устраивать подобные комиссии, наблюдательные группы. Раньше у нас периодически освещались события в тюрьмах средствами массовой информации, сейчас же это чуть ли не запретили. Это происходит ввиду больших злоупотреблений со стороны прессы", – отметил батюшка. "Как-то заключенные устроили акцию в знак протеста против условий содержания, а СМИ все это представили как тюремный бунт. А причина бунта состоит в антагонизме, злобе и вражде между администрацией и заключенными. Это происходит из-за очень плохих условий, в которых они находятся – в плане питания, жилья и т. д. Где-то пытаются смягчить режим какими-то послаблениями, а недальновидные и глупые администраторы еще более его ужесточают; и так тяжело, так они еще стремятся все делать "по букве закона", выдавая каждому сколько "положено". Мы один раз прислали продукты одному зэку, но тот уже умер, тогда продукты пришли обратно – как будто некому было их дать! Часто вовсе продукты не принимают", – подчеркнул священник. "Здесь нужно не формальное соблюдение "буквы закона", тут нужен именно дух закона. Это когда пресекается недопустимое поведение, ограничивается владение зэков некоторыми вещами, например, оружием, телефонами, ведется борьба с разгулом преступности в самой тюрьме. Иногда исходят от преступных авторитетов, прямо из тюрем, приказы совершать убийства свидетелей. Вот с чем надо бороться", – добавил отец Александр. "Начальники, директора тюрем почти во всем мире – люди гражданские, штатские. Это очень важно – если он служащий, военный – то он выполняет приказы, а если он штатский – то приказать ему уже никто не может", – подчеркнул священник. "Что касается вопроса, связанного с целесообразностью ужесточения наказаний, то здесь однозначно ответить трудно. За преступления, связанные с насилием, – наркоторговля, торговля оружием, людьми, убийства, избиения, – нужно предельно ужесточать наказание вплоть до пожизненного. За терроризм, если он доказан на 100 процентов, – преступника, я считаю, нужно казнить. Необходимо обезвреживание в зонах особо опасных преступных элементов; ведь такой человек может и поднять бунт в колонии. Ведь бунты устраивают обычно именно рецидивисты, которым нечего терять", – сказал батюшка. "Ужесточение наказания необходимо и за коррупцию; если же человек совершает небольшие хищения – пускай выплачивает штраф. Иными словами, заплатил штраф, налоги и встал на особый контроль, с соответствующим запретом на определенную деятельность", – добавил отец Александр. "Ходорковский проворовался, и теперь сидит, ничего не делает. Создайте специальное управление, которое занималось бы трудообеспечением заключенных. В тюрьмах Англии, например, есть мастерские – кто нуждается, желает заработать, тот работает и зарабатывает, и по выходе из заключения имеет деньги на своих счетах, а у нас заключенные зарабатывают 50-300 рублей в месяц; это же просто издевательство", – отметил священник. "К сожалению, сплошь и рядом начинаются мафиозные разборки из-за коррупции. Уже не убивают, а друг друга сажают, используя коррумпированных чиновников в различных ведомствах. Так что особый контроль нужен за тем, чтобы не допускать фабрикации ложных дел. Подкупают и адвокатов, которые не только не защищают, а даже помогают сфабриковать ложное обвинение. Ужесточать наказания нужно, но более эффективно будет действовать неотвратимость наказания. Также важно контролировать заключенного на предмет поведения, а сейчас кто дал денег – тот "хорошо" сидит, а у кого нет – отсиживает полный срок", – заявил отец Александр. "А сколько несправедливых задержаний, обвинений? В отдельных случаях нужно сажать самих следователей. И законодательно утвердить положение, согласно которому должен нести наказание конкретный чиновник, или судья, если были допущены или попущены ошибки в делопроизводстве. Таких судей нужно немилосердно штрафовать, они сейчас получают очень неплохо. Вот тогда судья будет чесать свою репу и думать – виноват человек или не виноват, а не давать коррумпированным следователям вешать себе лапшу на уши", – подчеркнул священник. "Я не критикую нынешнюю пенитенциарную систему в корне, я указываю на ее недостатки, и предлагаю конструктивно с ними бороться всем обществом. У нас же демократия – власть народа. Значит, исполнительная власть должна исполнять волю большинства, волю народа, а не узурпировать власть. Это что же получается, народ желает, чтобы, например, хлеб дорожал? Наоборот, народ поручил правительству этого не допускать, а власти свои обещания не выполняют", – заключил протоиерей Александр Григорьев. Русская линия