Накануне Прощеного воскресения осужденные исправительных учреждений Алтайского края написали покаянные письма своим родственникам и жертвам. Исправительное учереждение № 1. В Барнауле его называют просто «шинкой», поскольку располагается оно возле шинного завода. Повсюду организованными группами ходят люди: кто снег убирает, кто спешит куда-то по делам. Строем. Под конвоем и без него. Если бы не одинаковая одежда и унылые лица, бесконечные двери на запорах, можно было бы подумать, что попал на какое-то предприятие. Здесь же на территории - небольшая церковь. Входим внутрь, там несколько человек пишут покаянные письма. - У нас с епархией подписан договор. Во всех колониях есть церкви или молельные комнаты. За ними закреплены батюшки. Стало традицией отмечать акцией Прощеное воскресение. Осужденные всю неделю пишут письма, - говорит Василий Каркавин, начальник пресс-службы УФСИН по Алтайскому краю. Осужденный Иван Краскин приговорен к 11 годам за вооруженное ограбление, отсидел половину срока. - Если честно, я до сих пор к вере христианской иду, - признался Иван. - В церковь начал ходить года полтора назад. Если бы раньше начал Библию читать, я бы здесь не был. Она помогла более глубоко понять, что все, к чему я раньше стремился, - это ветер, за которым нельзя угнаться. У меня теперь уже другие ценности в жизни: дом, семья, Бог. Иван пишет покаянное письмо родителям. Все в его семье - железнодорожники. - Всегда так: чем семья благополучнее, тем ребенку больше нужно. Желательно сразу все. Вот и тянет на приключения, - объяснил он, почему попал в зону. - Родители ко мне относятся хорошо. А все остальные отвернулись, даже друзья. Кроме Ивана написали покаянные письма еще восемьсот осужденных. - И еще несут, - говорит церковный староста Владимир. - Люди восприняли эту акцию в этом году как-то особенно. В прошлом году гораздо меньше желающих покаяться было. - С чем это связано? - Мне кажется, сказалась целенаправленная работа воспитательного отдела и церкви. Батюшки нашего, отца Вячеслава. Он каждую пятницу проводит с нами библейские уроки. Люди стали осознавать, что кроме материального мира есть мир духовный, и там ценности непреходящие. Можно отобрать машину, дом, убить, ограбить. Невозможно отобрать у человека доброту, любовь, кротость. Об этом говорит Господь Бог наш. Вчера у нас прошло расширенное богослужение, на котором люди задавали вопрос о том, зачем нужно каяться. Я понимаю это так, что без покаяния нет примирения с близкими, с жертвами, с теми, кого ты обидел и кто тебя обидел. В христианском учении прощение - это омовение духовное, «духовная баня». Сам церковный староста Владимир сел за убийство и кражи. Дали 24 года, отсидел уже 9 лет. - Ездили мы в Красноярск, «кидали» корейцев. Сначала был в колонии особого режима. Спустя три года к нам в камеру попала Библия. Никто не приходил с пояснениями. В то время даже среди осужденных были гонения на религию. Изучали, как могли, сами. Всем странно было смотреть на людей, которые переставали вдруг водку пить и материться. Пишу вот родным, я же не знаю, где этих корейцев искать. Пока я сидел, у меня умерли отец и брат, сестру убили. Остались два сына. Их мать, как меня посадили, стала водку пить, ее лишили родительских прав. Детей воспитывал мой брат. Младший сейчас в детдоме, а старший в летной школе учится. Вот у них я и просил прощения. А Дмитрий Туманов знает, кому писать - его жертва живет в родном селе, на соседней улице. Года три назад, перед праздником, Дмитрий выпил и пошел на танцы, стал приставать к симпатичной девушке, но та была с парнем. Он осадил Дмитрия. Туманов, по его словам, «озверел и полез в драку». Избил соперника до полусмерти, до инвалидности. Теперь сел на пять лет. «Вот пишу два письма - Роману и Татьяне, которая была тогда с ним. Обоим ведь жизнь сломал. Хотя это как посмотреть - Танька все равно вышла замуж за Ромку-инвалида. Вот это любовь! Не отвечают на мои письма. Значит, не простили». Сергей Шевелев покаялся перед матерью ребенка, которого он сбил на вечерней барнаульской улице: «Пьяный был за рулем, не успел затормозить. Теперь всю жизнь буду этой женщине помогать». В церковь просунулась голова осужденного: «Отец Владимир, еще конверты давай! Тут первый отряд решил покаяться». АНН