Тюрьма влияет на общество. С этим не поспоришь. Воздействие мира за колючей проволокой на тех, кто находится на свободе, проявляется по-разному. В языке, поведении, манере выражать свои мысли и чувства, системе ценностей, наконец. В России, где сравнительно недавно за решеткой находилась половина населения, в то время как другая половина готовилась прийти ей на смену, влияние тюремной субкультуры было и остается особенно сильным. Возможно поэтому темы, связанные с жизнью в местах лишения свободы не теряют своей актуальности и продолжают волновать людей, независимо от их включенности в проблемы «зоны». Косвенным подтверждением интереса общества к подобным вопросам стал Круглый стол «Духовное просвещение в местах лишения свободы», который проходил 2 февраля в рамках XV Международных Образовательных Рождественских чтений в здании Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями. Конференц-зал Отдела был полон народа. Ваш покорный слуга, пришедший ровно к началу работы конференции был вынужден поначалу скромно примоститься на ступеньку амфитеатра, поскольку свободных мест уже не было. «Смотрите-ка, «тюрьма» собрала больше участников, чем «армия»», - вполголоса воскликнул завсегдатай подобных мероприятий, архиепископ Львовский и Галицкий Августин, курирующий тюремное служение Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, и днем ранее участвовавший в работе секции, посвященной взаимодействию Церкви и армейских структур. А народ все прибывал. «Работа в тюрьме является одним из самых благородных видов милосердного служения», - этими словами открыл конференцию председатель Синодального отдела, протоиерей Димитрий Смирнов. Он высоко оценил создание при Федеральной службе исполнения наказаний Общественного совета, который призван контролировать места лишения свободы и отметил, что на людях, которые работают с осужденными лежит огромная ответственность за то, какими выйдут из заключения их подопечные. «К заключенным нужно относиться с любовью, как к больным людям, которым требуется правильный уход и соответствующие лекарства», - подчеркнул священник. Отец Димитрий с удовлетворением заметил, что несмотря на груз совершенных преступлений, во многих людях, оказавшихся в тюрьме, просыпается желание изменить свою жизнь и не повторять прежних ошибок. И здесь осужденным, делающим робкие шаги на пути к исправлению, как никогда требуется помощь со стороны администрации, священника, людей, добровольно идущих в тюрьму, чтобы послужить узникам. Отец Димитрий выразил озабоченность по поводу находящегося в местах лишения свободы большого числа молодежи. «Нам нужно строить храмы, всячески опекать и способствовать духовному благополучию этих людей, - заключил он. Слова отца Димитрия о необходимости заботиться о заключенных уже давно перестали быть благим намерением. Скорее они являются констатацией реального положения вещей, когда священники и миряне самоотверженно, на добровольной основе трудятся в колониях и следственных изоляторах. Об этом на «круглом столе» говорил начальник управления по социальной, психологической и воспитательной работе с осужденными полковник внутренней службы Виталий Леонидович Полозюк. Он отметил выдающиеся успехи Русской Православной Церкви в деле духовного просвещения осужденных. По его словам, душепопечительская работа священников приносит сегодня ощутимую пользу. Так, осужденные, которые пришли к вере искренне раскаиваются в содеянных правонарушениях, не сквернословят в быту и не нарушают установленный в учреждениях порядок. Виталий Леонидович указал на воспитательную роль православной прессы, в частности, газеты «Мир всем», издающейся специально для осужденных и сотрудников уголовно-исполнительной системы и бесплатно распространяемой в местах лишения свободы. «Взаимодействие Церкви и ФСИН положительно сказывается на осужденных и сотрудниках, и в расширении этого взаимодействия мы видим дальнейшую перспективу нашего сотрудничества», - подытожил Полозюк свое выступление. В то же время, он отметил и ряд проблем в совместной работе РПЦ и ФСИН. Так, по его мнению, священнослужители, уделяя основное время осужденным, недостаточно работают с сотрудниками учреждений, которые нуждаются в не меньшем внимании Церкви. Он призвал священников не забывать о них и предложил проводить обязательные встречи тюремного духовенства и сотрудников колоний в рамках служебной подготовки. То, что присутствие священников в тюрьмах на сегодняшний день остро востребовано, пожалуй, не вызывает сомнений ни у кого. Тем более странным на этом фоне всеобщей благожелательности выглядит неопределенность статуса тюремного пастыря. Присутствие батюшки в колонии по-прежнему покоится на его «религиозном энтузиазме» и добром отношении администрации. Вынужденный совмещать пастырское служение на приходе и тюремную миссию священник работает на износ. К тому же он рискует, что дело его рук пойдет прахом в том случае, если следующий начальник колонии, к примеру, сочтет существование храма нецелесообразным и решит пригласить к работе с осужденными представителя баптистского сообщества. По своему статусу священник, как и в годы атеистического режима, приравнен к обычному посетителю. Так, в следственных изоляторах для того, чтобы совершить Таинство Исповеди, ему приходится часами ждать в приемных следователя и начальника СИЗО, убеждать их в своем благом намерении и «пробивать» себе разрешение на встречу с узником. «Мне пришлось потратить несколько дней для того, чтобы наконец получить возможность принять исповедь у подследственного», - посетовал на круглом столе заведующий сектором тюремного служения Синодального отдела, священник Александр Добродеев. Участники круглого стола с нетерпением ждали выступления руководителя отдела тюремного служения Санкт-Петербургской епархии, протоиерея Олега Скомороха. Ведь именно в Питере местное управление ФСИН не так давно пошло на эксперимент, попытавшись определить священника на одну из штатных должностей психолога. Однако доклад отца Олега нельзя было назвать оптимистичным. Очевидно, что такая паллиативная мера не столько решает проблему, сколько ставит новые трудности. Священник вновь оказывается, образно говоря, «подвешен в воздухе». Возникает замкнутый круг, когда в силу специфики своего служения священник просто не может соответствовать должностным обязанностям психолога, а должностные обязанности священника написать невозможно, поскольку сама должность тюремного пастыря отсутствует. Одновременно, при таком положении вещей остается неразрешенной и проблема подчиненности священника. Кому он починяется, когда исполняет свою тюремную миссию – епархиальному начальству, администрации учреждения или и тем и другим вместе? Очевидно, что полноценное решение этих вопросов возможно лишь и введении в штатное расписание должности капеллана с четкими функциональными обязанностями. На круглом столе звучало еще много докладов. Участники конференции поднимали новые проблемы и совместно пытались наметить возможные пути их решения. Говорили о роли и ответственности воспитателя и о качествах, которые необходимы человеку, занимающему эту должность. К сожалению, не все сотрудники, проводящие воспитательную работу среди осужденных, соответствуют своему высокому призванию. Запомнились слова священника Иоанна (Чуракова), окормляющего следственный изолятор №5 в Москве. «Если воспитатель не понимает своей ответственности перед Богом, - заметил он, - то ни о каком воспитании не может быть и речи». Не менее острой является сегодня и проблема реабилитации бывших заключенных. Как отметили участники «Круглого стола», в этом деле государство и Церковь должны действовать рука об руку. На днях один мой приятель пожаловался, что многие секции, проходящие в потоке Рождественских чтений, порой, «грешат» однообразием. Крупица истины в его словах есть. Но, с другой стороны, это кажущееся однообразие вполне естественно и понятно. На Чтениях поднимаются глобальные темы, связанные с ролью религии и Церкви в общественном сознании, а год – слишком малый срок, чтобы в менталитете россиян произошли кардинальные изменения. Некоторых подобные дежавю возмущают. Однако, на мой взгляд, они полезны. Полезны, во-первых потому, что на этом фоне становятся заметны даже самые мельчайшие сдвиги в соответствующих сферах, а каждая новая проблема моментально начинает активно разрабатываться. Ну а, во-вторых, в наш стремительный век такие встречи – это едва ли не единственная возможность хотя бы на минуту остановиться, спокойно посмотреть вокруг, в глаза соратников и единомышленников и осознать, на каком отрезке пути мы находимся. Евгений Мурзин ПОБЕДА.RU