В Жигулевской воспитательной колонии для несовершеннолетних в Самарской области отбывает наказание около 250 подростков. Уже 7 лет в их воспитании активно участвует Городской благотворительный фонд «Дорога к дому». С ребятами проводятся беседы, им помогают приобрести дополнительные специальности. Новый проект фонда – «Создание православного центра «Возрождение» -- стал победителем конкурса «Православная инициатива». О проекте и других проблемах колонии корреспонденту «Милосердия.ru» рассказала исполнительный директор фонда Ольга Ивановна МОМОТ -- Ольга Ивановна, расскажите, пожалуйста, о новом проекте. -- Он направлен не только на христианское просвещение подростков, но и на обучение их художественной резьбе по дереву. Занятия по резьбе будут вести преподаватели из Тольяттинского учебного заведения «Альбион». Воспитанники получат профессию, которая, надеюсь, пригодится им и после освобождения. А для желающих узнать о православной вере, приобщиться к ней организован факультатив по основам православной культуры. Выделено помещение для занятий. Ребята, обучающиеся резьбе, будут обрамлять иконы для этого помещения и часовни на территории колонии. Чтобы кружок развивался, весной планируем провести в городе «Вербный базар» - ярмарку, на которой будем реализовывать изготовленные воспитанниками резные деревянные изделия, а на вырученные средства – приобретать необходимые для работы материалы. Кроме этого, организован церковный хор из воспитанников. Занимается с ними матушка Ксения Некрасова – регент храма Владимирской иконы Божией Матери, жена настоятеля храма отца Сергия. Пока она из желающих отобрала около 20 человек. Также совместно с Владимирским приходом на великие и двунадесятые праздники собираемся проводить для воспитанников праздничные мероприятия. Все это тоже требует определенных расходов, но основную часть гранта потратим на обучение резьбе по дереву. -- Сколько воспитанников смогут освоить специальность? -- Резчика по дереву - 25. Плюс еще пятерых в «Альбионе» взялись обучить бесплатно. А в принципе мы стараемся всем воспитанникам колонии дать дополнительную профессию. Мы 7 лет занимаемся их реабилитацией, и довольно быстро поняли, что одних бесед, праздников и других разовых мероприятий недостаточно. Необходима системная работа. Нужно не только разнообразить их пребывание здесь, но подготовить их к жизни после освобождения, минимизировать вероятность рецидива. Дополнительное профессиональное образование – эффективная профилактическая мера, еще один шанс освоиться на свободе. В колонии есть ПТУ, где воспитанников обучают профессиям слесаря и токаря. Безусловно, для мужчин это в любом случае полезные навыки, но сегодня далеко не везде можно по этим специальностям устроиться на работу. Мы давали возможность параллельно выучиться на мастера по ремонту обуви, фото- и киносъемки, парикмахера, пекаря, повара, пользователя ЭВМ. Естественно, выдавали документы об окончании курсов. Для нас это в первую очередь не преступники, а дети, попавшие в трудную жизненную ситуацию и в результате имеющие заведомо неравные шансы социализироваться по сравнению с подростками, находящимися на свободе. И мы по возможности стараемся увеличить их шансы. -- А после освобождения не помогаете им трудоустроиться? -- Это уже забота местных властей. Мы всем местным муниципалитетам и общественным организациям предлагаем сотрудничество, но заставить помогать воспитанникам никого не можем. Например, в Тольятти ситуация очень хорошая – некоторых воспитанников трудоустраивает Тольяттинский комитет по делам молодежи! А с властями Мордовии до недавнего времени было трудно наладить контакт. Среди воспитанников примерно треть – ребята из Мордовии, большинство – из неблагополучных семей. Мы просили к родительскому дню выделить автобус для родителей, чтобы они могли навестить своих детей. Сами они доехать не могут - от Мордовии до Жигулевска около 600 километров, а уровень жизни в республике очень низкий. Оказалось, что и автобус выделить – проблема. Три раза за весь период нашего сотрудничества это удавалось, и то благодаря упорству родителей. Мордовские ребята чувствуют себя совсем сиротами. Боюсь, что после освобождения им мало кто помогает. Но помогать после освобождения должны на местах. Мы работаем с воспитанниками на территории колонии. Причем не наездом, а каждый день бываем там, стараемся жить с воспитанниками одной жизнью, знаем их нужды и проблемы, по возможности участвуем в воспитательной работе. Директор вечерней школы на территории колонии по совместительству является сотрудником нашего центра. В колонии есть своя психологическая лаборатория, но для многих своих проектов мы приглашаем специалистов из Самары и Тольятти. Ни разу не было противоречий между соблюдением режима и нашими мероприятиями. -- Как часто приходит в колонию священник? -- Специального графика нет, но отец Сергий Некрасов приходит в колонию часто. Бывает он и в отрядах, и во время обеда, в санчасти навещает больных. Желающих крестит, исповедует, причащает и постоянно беседует с воспитанниками. Иногда по просьбе руководства -- с теми, кто склонен к побегу, суициду (психологи выявляют такие склонности), в общем – с самыми проблемными. А таких, к сожалению, 40 процентов. Более того, я считаю, что многие ребята психически нездоровы, а потому должны не отбывать наказание, а лечиться в психиатрических больницах. Они ведь даже не понимают, что совершили. Но это лично мое мнение, которое расходится с заключением судебно-медицинской экспертизы. -- Вы отслеживаете рецидив среди воспитанников? -- Нам очень трудно отследить рецидив, ведь большинство после повторного преступления не сюда возвращается, а во взрослую колонию попадает. Отслеживают сотрудники колонии, они вам назовут более точные цифры. Я вам только могу сказать, что есть подростки, которые вроде бы готовы к освобождению, но по беседам с ним, по их отношению к жизни можно предвидеть, что рецидив будет. Но даже ради двух-трех человек стоит работать. А я надеюсь, что ребят, которые благодаря нашей помощи встанут на ноги, обретут почву под ногами, гораздо больше. -- Ольга Ивановна, а как вы относитесь к введению ювенальной юстиции? -- Как к необходимости. Нельзя судить детей по законам взрослых. Не должны они проходить через СИЗО со всеми вытекающими последствиями. Тогда, возможно, будет результат от их перевоспитания. Если не поздно. На мой взгляд, эта проблема решается медленнее, чем надо. Подопечные Ольги Ивановны на опыте знают, что такое человеческое отношение к правонарушителям в исправительных учреждениях Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ Милосердие.ру