Рассказывает иерей Игорь Киров, настоятель храма Иверской иконы Божией Матери в поселке Шерегеш (Кемеровская обл.), окормляющий также общины в местных колониях: Праздником всегда делиться радостно. Много было сложностей. Но они преодолены, а небольшая усталость говорит о том, что потрудились мы на славу! В памяти всегда остается хорошее! Сегодня в Шерегешской колонии строгого режима Престольный праздник святителя и чудотворца Николая. С вечера мы отслужили всенощную в церкви поселка а литургию запланировали служить в тюремном храме. Утро началось с краткого молебна и в Иверской церкви. Пришло достаточно много людей, хотя я и объявлял о том, что полной службы не будет. Но память Николы-милостивого нельзя пропустить! После молебна певчие засобирались, а прихожане взяли благословение прочитать еще и акафист. Вчера сильно буранило и по прогнозу снова должна была быть плохая погода. Но до обеда было все отлично, и добирались «низкопосадочной» легковушкой. Выезжать пришлось в два заезда. Восемь человек – непривычно много для нашего «десанта». В храме нас уже ждут. Пришло человек двадцать. Певчие располагаются у иконостаса, я готовлю утварь и раскладываю на престоле святыни – Крест, Антиминс, Евангелие. К сожалению, алтарь незавершен и престол мы вынесли на солею и перед ним поставили семисвечник. Роль жертвенника выполняет левая часть престола. Открытый молящимся престол напоминает мне Пасху. Даже привычные певчие с интересом поглядывают на приготовления к священнодействию. Весной, даст Бог, построим алтарную апсиду, завершим притвор и храм будет храмом. Но и сейчас, после реконструкции, все стало более «благообразно и по чину». И несравнимо опрятнее и чище. «Время сотворити Гоподеви!». Начинаем. Наверное, из-за того, что служба особенная, и совершается в особом месте, чтение звучит по-особенному четко и торжественно. Нет и ажиотажа, все пришли помолиться и исполнить свое Божие дело. Мне помогает уже во второй раз наш постоянный и верный прихожанин Эдуард-Элизбар. Справедливости ради, за всю службу он так и не смог справиться с кадилом. Видно, что ему не до него! Мне еще памятно такое состояние, когда хочется молиться, а тебя толкают в бок и требуют «не морозить» кадило. Как помирить «Марфу и Марию» в сердце своем? Очень хорошо, что с нами наш староста, бывший начальник отдела охраны колонии, майор в отставке. Служба в зоне не наложила на него мрачного отпечатка. В обмен на личную позицию была реакция общественная - часто подсмеивались, а в завершении, после разногласий с начальством, и вовсе пришлось уйти. А он стоит себе в храме и читает апостол. И хоть бы что! Приближается кульминация – хлеб и вино станут истинными Телом и Кровью истинного Бога! По молитвам людей, которые по выражению одного из «видных» людей нашего поселка, заслуживают «взрыва бомбы» в центре их компактного проживания. Я приобщился Святых Тайн, и поисповедовал троих. Они постоянно исповедуются, а Эдик каждый пост причащается. Для него приношу в дарохранительнице запасные Дары. В это воскресение объявили о желании причаститься Таин Христовых двое. Кроме Эдуарда это Олег Тортумашев - наш, шерегешский. Андрей к причащению не готов. Он раньше был насельником монастыря, и знает больше других о «духовной брани». С переменным успехом идет его битва. Поворачиваясь к народу за преподанием благословения, вижу выражения их лиц. Может, это я старше стал, или действительно, год от года более осмысленными приходят в храм наши люди. Более требовательными к себе. Что-то в душах начинается «выкристаллизовываться», - та соль апостолов и наших русских подвижников веры христианской заставляет собираться в «кристаллики» отвращенный от Бога народ! Перед началом службы я сказал небольшую проповедь о великом Угоднике Божием Николае, и в конце, завершая службу, прошу всех молиться Святителю о себе, о домашних. Призывать себе на помощь того, кто умеет помогать. Учиться доброте и прощению. После перерыва на обед я объявил просмотр фильма Павла Лунгина «Остров». Сам, правда, не смотрел – надо посмотреть. А мы возвращаемся домой усталые и довольные. Я развожу всех поближе к их домам. И мы с матушкой едем домой. Начался буран, перепады давления такие, что уши закладывает и трещит голова. Слава Богу, успели съездить! Послесловие: И все равно, тяжелое это дело, молиться в тюрьме! Святителю отче Николае, моли Бога о нас! Милосердие.ру