Опубликовано на сайте Тюремное служение (http://www.t-sluzhenie.ru)

Интервью со старшим священником СИЗО № 4 протоиереем Леонидом (Кучеруком)

Разместил(а) Татьяна
Создана 2014-01-14 19:50

[1]

Сегодня наш гость – Протоиерей Леонид (Кучерук). Старший священник Следственного изолятора № 4 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве.


— Батюшка, расскажите немного о себе.

— Родился на Украине в семье священника. В 1976 г. поступил в Московскую Духовную семинарию, успешно её окончил и поступил в Академию. После окончания вернулся в Симферополь и прослужил 19 лет в Крымской Епархии. Построил храм в честь Святителя Николая в г. Приморске и подал прошение на перевод в Москву. В 2001 году начал служить в московском храме «Всех скорбящих Радосте» на Ордынке вторым священником. Настоятелем храма был ныне покойный протоиерей Николай (Матвиенко).


— С чего началось Ваше тюремное служение? Давно ли? Думали ли Вы когда-нибудь, что будете служить в тюрьме?

— В 2004 г. наш Благочинный – протоиерей Николай Кречетов –позвонил мне и спросил, не хочу ли я послужить в тюрьме. По послушанию я согласился, хотя это было неожиданно. До этого я не думал о тюремном служении. Потом вышел Указ покойного Святейшего Патриарха Алексия о моём назначении и я поехал в СИЗО № 4.


— Как Вас встретило руководство СИЗО № 4?

— Приветливо встретили, мы сразу нашли общий язык. Хотя первое время и для тюремного начальства и для меня всё было непросто – такого сотрудничества в советские времена не существовало. За 10 лет уже пять начальников СИЗО поменялось. И всегда отношения складывались хорошо.
Сначала нам выделили комнату, потом библиотеку. Мы построили в СИЗО спортивный зал. Силами заключенных начали обустраивать в библиотеке храм. В бригаде их хозяйственного отряда в целом было 60 человек. Нашлись умельцы – резчик вырезал деревянный иконостас, другие мастера выложили кафельный пол, ремонтировали, красили…


— Вы всё это делали на средства Вашего прихода?

— На тот момент у меня не было своего прихода. Только в 2006 году я получил разрешение на строительство храма в честь св. Алексия Человека Божия в Крылатском. На Рождество Христово в 2013 году он был освящен. А тогда, в 2004 г., в ответ на наш призыв помогать тюрьмам и заключенным нашлись добрые люди – волонтеры, благотворители. Средства на иконы и утварь нам пожертвовала прихожанка храма «Всех скорбящих радосте» Наталия Сергеевна Ершова.


— Какие у Вас взаимоотношения с нынешним руководством СИЗО № 4?

— Сейчас руководит СИЗО Алексей Александрович Хорев. Мы плодотворно работаем. В данный момент думаем о выделении ещё одного помещения под домовой храм. Дело в том, что СИЗО № 4 – очень большое. Здесь содержится 2500 человек. На его территории много корпусов. И для того, чтобы из отдалённых корпусов привести группу заключенных, требуется много времени. Это неудобно – нужен ещё один храм.

В СИЗО действует воскресная школа для взрослых. Нам для этих целей выделяется зал, комната отдыха для сотрудников. 1 раз в неделю наш доброволец р.б. Марина ведёт закон Божий, отвечает на вопросы. На занятия приходят и сотрудники СИЗО.

И ещё Алексей Александрович поддержал нашу идею транслировать по камерам церковное пение, проповеди. Надеюсь, этот вопрос решится в ближайшее будущее.


— Сколько священников служат в СИЗО № 4? Много ли у Вас времени уходит на тюремное служение?

— Сейчас восемь. Десять лет назад нас было пятеро. Постоянных мало: люди меняются, кого-то переводят… Я езжу в среднем 1 раз в месяц. Когда кому-то срочно нужен священник, еду и иду в камеру.


— Как Вы думаете, полезно ли священнику послужить в местах заключения. Какой пастырский опыт можно получить только здесь?

— Священнослужитель по роду деятельности должен проповедовать как можно большему количеству людей. Поэтому, конечно, полезно. Ну и исповеди здесь особенные. Люди ждут суда: есть время задуматься о своей жизни… Искренне раскаиваются, стараются душу очистить. Надеются, что Господь поможет избежать страшных лишений.


— Вы помните, как первый раз общались с заключенными?

— Да, поначалу приходилось проповедовать в камерах. Первый раз помню. Вошёл, двери за мной не закрыли. Воспитатель стоял неподалёку. В камере было 10 человек, большинство мусульман.


— Как Вас встретили заключенные? Как складывались Ваши взаимоотношения с мусульманами?

— Нормально встретили. Нормальные люди. Не было у меня ощущения дискомфорта. Поговорили… А мусульмане, как и некоторые заключенные, первый раз приходили на службу, чтобы развеяться. После Литургии я обычно долго разговариваю с заключенными. Вижу, что и мусульмане прислушиваются. А потом некоторые даже крестились! За 10 лет человек пять я крестил. Не знаю, как их жизнь дальше сложилась. Ведь они возвращаются на родину, и мы больше не встречаемся. А те, кто остаётся в России - и наши соотечественники, и иностранцы – бывает, приезжают ко мне. Кто поговорить, пообщаться, кто на исповедь, кто за помощью.


— Мусульмане ведут душеспасительные беседы с заключенными-мусульманами?

— Раньше нет. Сейчас вижу – приходят, разговаривают. Руководство выделило им помещение для встреч.


— О том, как себя вести с заключенными, как им проповедовать, Вы откуда узнали?

— Моим Наставником в этом вопросе был Протоиерей Николай (Матвиенко). Царствие ему Небесное. Батюшка служил 10 лет в Бутырской тюрьме. Он заменил на этом посту отца Глеба (Каледу). Конечно, времена были тяжёлые… Ещё не была отменена смертная казнь. Отец Николай ходил по камерам коридора № 6. Крестил, исповедовал, причащал осуждённых на смертную казнь. Рассказывал, что в Бутырке встречался с зятем Брежнева.

Батюшка умер от инсульта, от четвёртого. Чуть больше 70 лет прожил. В молодости спортсменом был, крепкого здоровья. Думаю, служба в тюрьме отняла у него много сил.

Когда меня благословили на тюремное служение, отец Николай наставлял меня, как общаться с заключенными.


— Что он Вам говорил?

— Говорил, что заключенные – люди проницательные, видящие человека. Если ты будешь лукавить – замкнутся. А если ты с открытым сердцем, искренне к ним идёшь, тогда и разговор получится. Ещё учил осторожности: ничего не передавать ни в тюрьму, ни из тюрьмы. Соблюдать меры предосторожности. Ведь и провокации возможны.


— С Вами случались неприятные истории такого рода?

— Нет, слава Богу. К священнослужителям очень уважительное отношение.


— Ваши родственники интересуются Вашим служением в тюрьме? Не беспокоятся?

— Матушка ездит со мной – регентует, читает, поёт на Литургии. Так что ей это стало привычно. Тем более, что СИЗО № 4 – новое. Здесь всё чисто, аккуратно, нет специфического тюремного запаха.


— Спасибо Вам большое за встречу.
Батюшка, если наше интервью прочитают родственники заключенных, что Вы им посоветуете, как православный священник?


— Если Ваши родственники находятся в заключении, то им необходима Ваша молитва. Особенно сильна молитва матери. Родственникам нельзя отчаиваться. Надо надеяться на помощь Божию.



Беседовала Яна Гальченко


URL источника:
http://www.t-sluzhenie.ru/node/1221