До недавнего времени осужденные, отбывающие наказание в местах лишения свободы, а также подозреваемые и обвиняемые, находящиеся в местах предварительного содержания под стражей, практически были лишены права на отправление религиозных обрядов. Действовавшее в этой сфере законодательство (постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г., с изменениями, внесенными Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 23 июня 1975 г.) запрещало во всех государственных, общественных, кооперативных учреждениях совершение каких бы то ни было религиозных обрядов и церемоний культа, а также хранение предметов культа. Запреты эти распространялись и на места лишения свободы. Доступ туда служителей культа любых конфессий был также запрещен. Единственное исключение, которое было сделано, касалось умирающих или тяжело больных. По их просьбе разрешалось отправление религиозно-культовых обрядов в местах заключения, но в особо изолированных помещениях. Однако и это "исключение" на практике не действовало, во-первых, потому что осужденные об этом праве не знали, а во-вторых, в связи с тем, что находящемуся в местах лишения свободы признать себя верующим было весьма небезопасно. Поэтому верующие скрывали свои религиозные взгляды. В места лишения свободы не попадала религиозная литература, запрещалось пользоваться и религиозной символикой (например, нательными крестиками, четками, молельными ковриками). В конце 80-х годов отношение к религии изменилось. Были сняты многие запреты и ограничения. В исправительно-трудовые колонии и тюрьмы были направлены тысячи экземпляров Библии, Корана; изменены Правила внутреннего распорядка ИТУ. Осужденным было разрешено пользоваться религиозной символикой. В колониях, тюрьмах, следственных изоляторах начали создаваться культовые комнаты, где осужденные могли отправлять религиозные обряды, встречаться со священнослужителями. В 1992 году Исправительно-трудовой кодекс был дополнен статьей 8.1 "Обеспечение свободы совести осужденных". Впервые право осужденных на вероисповедание получило правовую основу. Была гарантирована свобода совести и вероисповеданий. Этим самым создана правовая база для распространения на осужденных конституционной нормы, предусмотренной ст. 28 Конституции Российской Федерации: осужденные получили возможность индивидуально или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, свободно распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Было установлено, что лицам, отбывающим наказание в колониях-поселениях, по их просьбе выдается разрешение на посещение культовых учреждений. Такая норма необходима, так как они, как правило, находятся за пределами границ колоний-поселений. Поэтому их посещение без разрешения явилось бы нарушением режима содержания. С другой стороны, правовой режим лица, отбывающего наказание, не позволяет выезжать в местности, находящиеся за пределами административного района дислокации колонии-поселения. Поэтому закон установил, что разрешение на посещение культовых учреждений может быть дано лишь в том случае, если учреждение находится в данном административном районе. В отдельных случаях осужденные могут воспользоваться правом, которым пользуются отбывающие наказание в учреждениях других видов. Речь идет о приглашении к осужденным по их просьбе служителей культа из близлежащих церквей, мечетей, синагог, молельных домов, костелов и т.п. Учреждение должно передать просьбу осужденного в культовое учреждение независимо от того, на каком расстоянии от колонии оно находится. Однако обязанности обеспечить посещение колонии служителем культа колония не несет. Принятие или непринятие приглашения определяется только возможностями конкретного культового учреждения. Отправление религиозных обрядов, как индивидуально, так и группами осужденных, возможно и в местах лишения свободы. В колониях и следственных изоляторах происходят обряды крещения, венчания, исповеди, отпевания умерших, групповые молитвы. Некоторые из культовых действий могут происходить и без священнослужителей (например, молитва), другие — с их участием. Служители культа могут посещать учреждения, исполняющие наказание, и следственные изоляторы не только по просьбе осужденных, но и по своей инициативе. Однако религиозные обряды могут совершаться лишь с согласия осужденных. Как правило, в таких обрядах участвуют небольшие группы осужденных — по их желанию. Право осужденных на свободу совести принадлежит каждому из них, однако, его реализация не должна нарушать права других лиц. Например, недопустимо проводить массовые религиозные мероприятия в местах демонстрации кинофильмов, если имеются возражения других осужденных. Отправление религиозных обрядов не должно нарушать и правил внутреннего распорядка. Поэтому обряды не могут проводиться в рабочее время, они не должны нарушать нормальную работу школ, профтехучилищ и т.п. Бывая в местах лишения свободы, служители культа, естественно, не только отправляют религиозные обряды. Они проводят индивидуальные беседы с осужденными, выступают перед группами лиц. Все это не только способствует приобщению осужденных к религии, но и оказывает на них определенное воспитательное воздействие, ведь многие религиозные заповеди совпадают с правовыми запретами. Статья 8.1 Исправительно-трудового кодекса создала правовую базу для взаимодействия учреждений, исполняющих наказания, с религиозными организациями. В большинстве колоний и следственных изоляторов начали оборудоваться молельные комнаты, в некоторых колониях построены храмы. Так, в одной из колоний Ленинградской области построена церковь, которая была освящена Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II. Он же освятил и часовню в женской ИТК Ивановской области. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области за каждым исправительным учреждением закреплены священники из Александро-Невской лавры, которые постоянно ведут там работу. В ряде республик и областей управления исправительных учреждений заключили договоры о сотрудничестве с местными епархиальными управлениями. Там также за каждым местом лишения свободы закреплены священнослужители. В ряде областей и республик священнослужители целенаправленно ведут индивидуальную работу с трудновоспитуемыми осужденными, злостными нарушителями режима. В некоторых колониях работают постоянные воскресные церковные школы, которые (по желанию) посещают осужденные. В Ивановской женской колонии религиозные обряды отправляет Свято-Введенский женский монастырь. Аналогичные связи установлены и в других регионах. Во всех местах лишения свободы есть в достаточном количестве религиозная литература, доступ к которой осужденных не ограничен. Нельзя не упомянуть и о благотворительной деятельности религиозных (общественных) учреждений, оказании ими материальной помощи осужденным в колониях — направлении продовольственных посылок, медикаментов. Так, в Карелии создан благотворительный фонд "Добрая воля", в правление которого входят члены правительства и парламента республики, сотрудники МВД, а также лица, отбывшие наказание. Возглавляет фонд председатель Крестовоздвиженского собора. Фонд целенаправленно решает проблемы осужденных, включая их социальную адаптацию после освобождения, в частности, трудоустройство тех, кто отбыл наказание, предоставление им мест в общежитиях, оказание материальной помощи. Оказание помощи конкретным осужденным во время отбывания наказания нередко продолжается и после освобождения. Чаще всего это проявляется в отношении тех из них, с кем поддерживалась связь во время их пребывания в местах лишения свободы, — при посещении священнослужителями колоний. Однако посильная помощь оказывается и другим освобожденным из мест лишения свободы. Помощь колонии получают и от зарубежных религиозных конфессий — в основном через российские благотворительные организации, к примеру, через фонд "Вера, Надежда, Любовь". Международное тюремное братство передало медицинское оборудование и медикаменты, которые направлены в исправительные учреждения Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярского края, Томской области. Исследования показывают, что общение со священнослужителями, их проповеди, обряды, знакомство с религиозной литературой, получение материальной помощи положительно воздействует на осужденных, их нравственное здоровье и поведение. Многие становятся на путь исправления, сами принимают участие в актах благотворительности, стремятся к "избавлению от грехов" путем честного труда и законопослушания. Так, осужденные в некоторых колониях безвозмездно изготавливают игрушки, швейные изделия, собирают деньги для детских домов, лечения больных детей, восстановления храмов. Все это, тем не менее, лишь первые шаги. Впереди — огромная работа по реальному обеспечению свободы совести осужденных, их исправлению и возвращению к нормальной жизни в обществе. Михлин А.