В августе в Синодальном отделе Московского Патриархата по тюремному служению состоялось заседание Рабочей группы в составе руководителей трех Синодальных отделов: по тюремному служению, церковной благотворительности и социальному служению, по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями. На заседании присутствовали в качестве экспертов сотрудники упомянутых Синодальных отделов.

Целью создания Рабочей группы (в соответствии с резолюцией Святейшего Патриарха Кирилла от 06 июля 2013 года) явилась необходимость доработки проектов документов, подготовленных Синодальным отделом по тюремному служению для руководства в деятельности канонических подразделений Русской Православной Церкви, имеющих среди своих задач взаимодействие с органами государственной власти и управления в области социальной реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы, а также социальной адаптации несовершеннолетних правонарушителей:

– Концепция создания, функционирования и развития районного реабилитационного центра для освободившихся из мест лишения свободы;

– Организационные принципы работы православного районного реабилитационного центра для освободившихся из мест лишения свободы.

– Концепция создания, функционирования и развития реабилитационных центров для несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также освободившихся из мест лишения свободы;

– Организационные принципы работы православных воспитательных центров для несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом.

Поручение доработать документы, «в которых должны быть четко очерчены границы этапов заботы трех Синодальных учреждений об этих лицах», и вынести их на обсуждение Высшего Церковного Совета было дано Рабочей группе в составе руководителей отделов, правомочных вносить дополнения в документы, которые ранее были рассмотрены членами Высшего Церковного Совета путем переписки и в которые внесены замечания и поправки всех заинтересованных членов Высшего Церковного Совета.

Председательствующий на заседании епископ Красногорский Иринарх доложил членам Рабочей группы – епископу Орехово-Зуевскому Пантелеимону и протоиерею Сергию Привалову, – о существующих проблемах и пояснил, что рассмотрение вопросов участия в создании центров реабилитации и контроле за их деятельностью, повлекших вынесение их на обсуждение участниками Рабочей группы, постоянно осложняется неопределенностью границ полномочий синодальных структур, причастных к решению данной проблемы. Затем все трое руководителей Синодальных отделов пояснили свои позиции по отношению к функционированию центров социальной реабилитации и ресоциализации.

Преосвященный епископ Красногорский Иринарх, председатель Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению отметил, что тюремное служение в местах принудительного содержания с момента поступления в учреждение заключенного организуется епархиальными Отделами тюремного служения в регионах и координируется Синодальным отделом Московского Патриархата по тюремному служению. Работа по реабилитации (ресоциализации) заключенных начинается задолго до освобождения – в условиях учреждений УИС осужденные становятся членами православных общин, посещают богослужения в тюремных храмах и приобщаются к вере и духовно-нравственной жизни, что способствует их раскаянию в совершенных преступлениях и частичному исправлению еще в период отбывания наказания.

Аналогичное отношение выстраивается и к реабилитационным центрам для несовершеннолетних правонарушителей, отбывающих уголовное наказание за совершенные преступления или общественно опасные деяния.

В то же время освободившегося из заключения человека, необходимо всеми доступными методами оградить от возможного негативного влияния со стороны асоциальных групп, оказать поддержку в поиске правильного жизненного пути и преодолении греховных пристрастий, а также в налаживании связей с профильными государственными службами. Этим целям и призваны служить реабилитационные центры по месту его жительства. Однако вопросы создания и функционирования реабилитационных центров для бывших заключенных после освобождения оказываются за границами полномочий Синодального отдела по тюремному служению.

Дело в том, что юрисдикция уголовно-исполнительной системы (сотрудничество с которой является прерогативой Синодального и епархиальных отделов по тюремному служению) прекращается при освобождении осужденного из мест отбывания наказания. Дальнейшее трудовое и бытовое устройство лиц, освободившихся из мест лишения свободы, возлагается на органы внутренних дел, взаимодействие с которыми не входит в компетенцию службы исполнения наказаний, а соответственно Синодального и епархиальных отделов по тюремному служению.

При этом епископ Иринарх пояснил, что Синодальный отдел по тюремному служению определяет границы своей ответственности согласно документу, принятому весной текущего года Священным Синодом для общецерковного исполнения, в котором сказано, что «Церковь, объединяющая в себе всех верующих в единый богочеловеческий организм независимо от их общественного положения, физического состояния, пола или возраста, не может быть «Церковью только для заключенных». Духовно-пастырское попечение Церкви обращено ко всем участникам уголовно-исполнительного процесса: содержащимся в местах лишения (ограничения) свободы задержанным, арестованным, подследственным, осужденным; лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации в связи с уголовным преследованием и условным осуждением; членам семей и детям лиц, заключенных под стражу; сотрудникам мест принудительного содержания и членам их семей; курсантам образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы; ветеранам органов УИС» («Миссия тюремного служения Русской Православной Церкви и пенитенциарные учреждения». М., 2013). В этой связи не только осужденные, но и задержанные, арестованные и подследственные, содержащиеся в СИЗО – в местах ограничения свободы, являются лицами, пастырское душепопечение о которых возложено на Епархиальные отделы тюремного служения. Поэтому с первых дней учреждения Синодальный отдел по тюремному служению обеспечивает контроль, а епархиальные отделы тюремного служения в течение двух десятилетий осуществляют на постсоветском пространстве духовно-пастырское душепопечение о лицах, содержащихся в СИЗО, и сотрудниках УИС, работающих в них – местах лишения (ограничения) свободы.

Однако при этом важно отметить, что контакты лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, целиком и полностью находятся в сфере деятельности следственных органов: без разрешения следователей и судей администрация СИЗО не вправе самостоятельно предоставлять свидания с лицами, содержащимися в этих учреждениях. В то же время Следственный комитет высказывает категорические возражения в отношении свиданий подследственных с кем бы то ни было, включая и священнослужителей тюремного служения, что усугубляется существующими уголовно-процессуальными нормативами, нередко вступающими (по обоюдному мнению Юридической службы Московской Патриархии и Минюста России) в коллизию с законодательством о свободе совести. Поэтому задействованные в организации реабилитационных центров Синодальные отделы выражают надежду на активное подключение и оказание практической помощи в решении этих вопросов со стороны Синодального отдела по взаимодействию с правоохранительными органами, поскольку взаимодействие со следственными и судебными органами является его компетенцией.

Вместе с тем Владыка обратил внимание на ошибочность представлений об изоляторах временного содержания, находящихся в ведении органов внутренних дел и, видимо, не отличаемых от следственных изоляторов – СИЗО со стороны некоторых ответственных лиц Синодального отдела по взаимодействию с правоохранительными органами. Представляется несомненным, что контингент изоляторов временного содержания, а также некоторые иные категории лиц, курируемые инспекциями полиции по делам несовершеннолетних, содержащихся в приемниках-распределителях и т. п., не должны быть лишены пастырско-душепопечительной заботы Церкви, требующей от священнослужителей весьма специфических навыков. По мнению многих заинтересованных лиц и представителей органов внутренних дел данное направление церковной деятельности, по крайней мере, на территории Российской Федерации, недостаточно развито.

Преосвященный епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон подтвердил, что к компетенции воглавляемого Владыкой Отдела по церковной благотворительности и социальному служению не относится помощь лицам, в отношении которых вступил в законную силу приговор суда, когда осужденный, содержащийся под стражей, приговорен к аресту или лишению свободы.

В то же время в выступлении епископа Пантелеимона прозвучало полное согласие причислить к функциям епархиальных отделов по благотворительности и социальному служению взаимодействие с органами социальной защиты и благотворительными учреждениями при обеспечении создания и финансирования подобного рода реабилитационных центров. Отдел по церковной благотворительности считает, что «оказание социальной помощи лицам, находящимся в конфликте с законом, относится к компетенции епархиальных отделов Русской Православной Церкви социальной направленности, в том числе и в отношении несовершеннолетних и совершеннолетних граждан»:

– совершивших правонарушение, повлекшее применение меры административного взыскания;

– совершивших правонарушение до достижения возраста, с которого наступает административная ответственность;

– освобожденных от уголовной ответственности вследствие акта об амнистии или в связи с изменением обстановки (а также в случаях, когда признано, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия);

– совершивших общественно опасное деяние и не подлежащих уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

– обвиняемых или подозреваемых в совершении преступлений, в отношении которых избраны меры пресечения, не связанные с заключением под стражу;

– условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания, освобожденным от наказания вследствие акта об амнистии или в связи с помилованием;

– получивших отсрочку отбывания наказания или отсрочку исполнения приговора;

– вернувшихся из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа, если они в период пребывания в указанных учреждениях допускали нарушения режима, совершали противоправные деяния и (или) после освобождения (выпуска) находятся в социально опасном положении и (или) нуждаются в социальной помощи и (или) реабилитации;

– осужденных за совершение преступления небольшой или средней тяжести и освобожденных судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия;

– осужденных условно, осужденных к обязательным исправительным работам или иным мерам наказания, не связанным с лишением свободы;

– освободившихся из мест лишения свободы.

Социальная помощь указанным лицам оказывается в случае, если они находятся в трудной жизненной ситуации.

Таким образом, деятельность в сфере социального обслуживания, осуществляемая религиозными организациями Русской Православной Церкви, и координация этой деятельности в соответствии с уставом являются в определенной мере задачами Отдела по церковной благотворительности и социальному служению, который в рамках исполнения указанных задач:

– оказывает содействие религиозным организациям Русской Православной Церкви в осуществлении благотворительной деятельности, а также деятельности в сфере социального служения;

– осуществляет организационную и иную поддержку социальных проектов, программ и иных мероприятий, реализуемых религиозными организациями Русской Православной Церкви или с их участием.

Преосвященным епископом Пантелеимоном было выражено согласие возложить на Синодальный отдел по благотворительности и социальному служению взаимодействие с органами социальной защиты и благотворительными учреждениями при обеспечении создания и финансирования подобного рода реабилитационных центров для освободившихся из заключения осужденных.

В то же время при создании и эксплуатации таких центров возможны проблемы, требующие вмешательства правоохранительных органов, поскольку нередко контингент этих центров отличается всплесками противоправного поведения. В решении этих вопросов хотелось бы рассчитывать на помощь церковных структур, взаимодействующих с МВД и другими правоохранительными органами – Синодального и Епархиальных отделов по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Протоиерей Сергий Привалов, и.о. председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, предложил обсудить принципы по распределению ответственности за организацию деятельности реабилитационных центров на общецерковном, епархиальном и приходском (или монастырском) уровнях с учетом автономности епархий и возглавляющих их правящих архиереев. Данные предложения были рассмотрены на встрече с должным вниманием.

Задачами Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами в соответствии с Уставом являются координация и практическое осуществление пастырской и духовно-просветительской деятельности среди военнослужащих, сотрудников правоохранительных учреждений и членов их семей. Что касается активной миссионерской позиции, то во избежание упреков в прозелитизме она практикуется с достаточной степенью осторожности.

Высказано согласие, что пастырское душепопечение о военнослужащих, совершивших правонарушения и содержащихся на гауптвахтах и отбывающих наказания за совершенные преступления в дисциплинарных батальонах, относится к сфере деятельности Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами.

Вместе с тем при решении проблемы социальной реабилитации освободившихся из заключения и направленных под надзор органов внутренних дел бывших осужденных за границами обсуждаемых предложений остался нерешенным вопрос юрисдикции синодальных учреждений, к которой должно быть отнесено духовно-пастырское душепопечение:

– о беспризорных в приемниках-распределителях для несовершеннолетних;

– трудных детях-подростках, состоящих на учете отделов и инспекций по делам несовершеннолетних;

– задержанных гражданах, находящихся в изоляторах временного содержания при полицейских участках и отделах внутренних дел;

– прочих лицах, состоящих в ведении органов прокуратуры, следствия, судопроизводства, и т.п.;

Надзор за такими лицами возлагается на правоохранительные органы (Прокуратуру, Следственные органы, МВД), поэтому было бы логичным считать, что со стороны Церкви такие лица должны быть опекаемы представителями синодальных структур, взаимодействующих с этими правоохранительными органами, – однако на практике они выпадают из сферы внимания и церковного душепопечительства.

Представляется целесообразным причислить к функциям Синодального отдела по взаимодействию с правоохранительными учреждениями оказание практической помощи синодальным структурам в решении проблем допуска священнослужителей к лицам, находящимся в ведении следственных и судебных органов, а также иных вопросов взаимодействия Церкви и правоохранительных структур.

Миссию Церкви в правоохранительных органах руководство Синодального отдела видит в решении проблем обеспечения религиозных нужд сотрудников правоохранительных учреждений в порядке их обращения за пастырской помощью. В отношении же объекта, с которым работают правоохранительные органы, финансирование работы Синодального отдела не предполагает попечения за перечисленными контингентами.

*******

После детального и последовательного обсуждения возникших в ходе заседания вопросов члены Рабочей группы пришли к заключению о подготовке в рабочем порядке совместного обращения на имя Святейшего Патриарха с докладом, учитывающим степень участия каждого из представленных на встрече Синодальных отделов в проведении реабилитационных мероприятий в отношении социально неустроенных личностей, освободившихся из мест лишения (ограничения) свободы.

1. Было достигнуто согласие в том, что контроль и мониторинг реабилитационной деятельности епархиальных отделов по тюремному служению, осуществляемой под эгидой администрации УИС в учреждениях исполнения наказаний, на общецерковном уровне являются прерогативой Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению.

Одновременно для подразделений тюремного служения следует предусмотреть необходимость направления рекомендационных сообщений в епархии по месту предполагаемого жительства верующего осуждённого, готовящегося к освобождению, чтобы сохранить преемственность в его духовно-пастырском окормлении.

2. Освобождающиеся из мест лишения свободы лица выпадают из юрисдикции УИС и, следовательно, епархиальных подразделений тюремного служения. В этой связи контроль и мониторинг деятельности реабилитационных центров для лиц, не содержащихся под стражей, следует определить компетенцией Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению.

К этой сфере могут быть отнесены вопросы оказания социальных услуг:

– освободившимся из мест лишения свободы;

– лицам, подозреваемым в совершении преступления;

– обвиняемым, не содержащимся под стражей;

– гражданам, осужденным к мерам наказания, не связанным с лишением свободы;

3. К сфере деятельности Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями необходимо отнести функции оказания организационно-методической помощи в решении вопросов взаимодействия с правоохранительными органами по оказанию помощи в организации таких центров социальной реабилитации и поддержанию в них должного правопорядка.

Одновременно Синодальному отделу по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами следует обратить особое внимание на необходимость активизации деятельности в сфере оказания духовно-пастырской помощи и социальной реабилитации (ресоциализации) следующим категориям лиц:

– военнослужащим, совершившим правонарушения и содержащимся на гауптвахтах и в дисциплинарных батальонах (практически являющимся осуждёнными и содержащимися под стражей) в специализированных воинских подразделениях;

– беспризорным в приемниках-распределителях для несовершеннолетних;

– трудным детям-подросткам, состоящим на учете отделов и инспекций по делам несовершеннолетних;

– задержанным гражданам, находящимся в изоляторах временного содержания при полицейских участках и отделах внутренних дел;

– прочим лицам, содержащимся под надзором правоохранительных учреждений и состоящих в ведении органов Прокуратуры, Следствия, Судопроизводства, и т.п., учитывая все большее внимание, уделяемое обществом вопросам пробации, а также досудебных и внесудебных юридических действий.

4. С учетом того, что в рассматриваемые проекты посредством переписки были внесены замечания и поправки членов Высшего Церковного Совета и Юридической службы Московской Патриархии, представляется возможным изложить данные выводы Рабочей группы в виде краткого предисловия к решению Высшего Церковного Совета, не подвергая основные документы дальнейшему редактированию.
5. Подготовку проекта Рапорта по результатам заседания Рабочей группы в адрес Управления делами Московской Патриархии было решено поручить Синодальному отделу Московского Патриархата по тюремному служению с последующим согласованием с руководителями Синодальных подразделений, задействованных в рассмотрении данных документов.

Пресс-служба Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению



Официальный информационный ресурс Синодального отдела Московского Патриархата по тюремному служению