Когда меня назначали на должность тюремного священника в следственный изолятор №5, я, сказать по правде, сначала испугался, мне не хотелось туда ехать. Но затем, мне пришла на ум притча о Страшном Суде и слова Христа: «был в темнице и вы не посетили меня…» (Мф. 25:43) Именно эти слова стали решающими: я почувствовал необходимость участвовать в тюремном служении. После того как я совершил первую Литургию в следственном изоляторе, увидел лица, глаза узников, я понял, что именно здесь получаю большую радость и духовное удовлетворение от служения. Здесь все по-настоящему: здесь каждый человек, попавший в беду приходит в храм и слезно просит прощения, на коленях испрашивает помилования. Обращение узников к Богу нелицемерно, оно от всего сердца! Человек просит помощи что есть сил, ведь впереди, быть может, его ждет большой срок. Когда я вижу, что своим незначительным вниманием, своей недостойной молитвой, своей проповедью хоть немного утешил, наставил, ободрил, я обретаю радость, которая помогает мне дальше жить.

7 мая, второй день после Пасхи, я спешу в следственный изолятор №5, сегодня мы, тюремные священники, поздравляем узников с праздником Светлого Христова Воскресения. Дорога до изолятора неблизкая, из Южного Бутова нужно попасть на другой конец Москвы - на Водный стадион. Выйдя из метро, ловлю такси, и быстро, чтобы не опоздать, добираюсь до контрольно-пропускного пункта. Главное не забыть паспорт и пропуск - без них в СИЗО не пустят! Спешу к входу, там уже собрались адвокаты, следователи, сотрудники. Пропускают по три человека и выпускают тоже по три, поэтому с двух сторон образовалась очередь.

Я посчитал - чтобы попасть на территорию следственного изолятора, нужно пройти семь железных дверей. Первые две двери на входе. На КПП достаю все металлические предметы. Всех, и священников в том числе, досконально проверяют. Сдаю телефон, они запрещены на территории изолятора. Мне выдают карточку, по которой потом получу телефон обратно. Показываю паспорт и отдаю пропуск (пропуск остается на первом КПП). С паспортом, после проверки, прохожу еще две двери. Иду через административный корпус к выходу на территорию изолятора. Второе КПП, открывается первая дверь, сдаю паспорт, взамен получаю карточку с номером ячейки, где будет лежать документ, сотрудник записывает мою фамилию в журнал. Затем еще одна дверь: слышен лай собак, видна колючая проволока на бесконечных металлических заборах. Прохожу последнюю дверь, и я на территории изолятора. Сегодня проход в СИЗО занял около 20 минут.

В изоляторе все двери открываются специальным ключом, который есть только у сотрудников – воспитателей, они-то и сопровождают меня в корпус, где в одной из камер находится домовый храм во имя святителя Николая, архиепископа Мирликийского.

Проходя в корпус, слева вижу белые стены, возвышающиеся и переходящие в изящную крышу, имеющую луковичную форму, а сам храм венчает позолоченная главка со строгим «Соловецким» восьмиконечным крестом.

Сегодня череда служения отца Иоанна, он совершает Божественную Литургию, после которой мы должны будем обойти все камеры, чтобы поздравить с Праздником Пасхи заключенных. У корпуса уже стоит тележка с красными Пасхальными яйцами.

В домовом храме закончилась служба, по длинному коридору первого этажа идет Крестный ход, все многочисленные решетчатые двери открыты, заключенные держат хоругви, иконы, хор поет стихиры Пасхи, отец Иоанн радостно восклицает: «Христос Воскресе!», окропляя все вокруг святой водой. Мы идем к новому большому храму! Обходим вокруг, останавливаемся для чтения Евангелия, впереди новый храм, за нами кордон нескольких заборов с колючей проволокой, на заборе табличка – «Запретная зона! Проход запрещен!». Под лай собак, которые неусыпно охраняют территорию изолятора, отец Иоанн читает Евангелие. После Крестного хода делимся на группы и идем поздравлять узников по корпусам, с каждой группой идет воспитатель, который обеспечивает нам доступ к камерам.

Подходим к первой камере. На железной двери маленькое закрытое окошко. С целью безопасности двери в камеру открывать нельзя: много особо опасных преступников, которые неизвестно как могут себя повести. На многих камерах висит табличка – «Особый контроль». Открывают окошко, подхожу, наклоняю голову, чтобы увидеть ребят в камере: «С Праздником! Христос Воскресе!» - восклицаю я, – «Воистину Воскресе!» – дружно отвечают заключенные. Передаем в камеру Пасхальные яйца. У окошка уже стоят несколько человек, улыбаются, и в ответ поздравляют нас с праздником Пасхи.

В окошко протягиваются сложенные руки, - «Батюшка благослови, иду на этап» - говорит один. Другой спрашивает, можно ли повенчаться с супругой в СИЗО? Третий: «Куда мне жаловаться, я невинноосужденный», «Есть ли у вас молитвослов?», «Дайте, пожалуйста, мне крестик с веревочкой», - слышно отовсюду - «А у нас сломался чайник, посодействуйте, чтоб быстрей его починили», – говорит еще один. На все вопросы отвечаю, записываю все просьбы заключенных в блокнот, чтобы потом их выполнить. Иду дальше, на этаже около двадцати камер, подходим к каждой, поздравляем узников.

В камере обычно находятся от восьми до тринадцати человек, когда заглядываешь внутрь, видишь удручающую обстановку: нары, металлический стол посередине камеры, общий открытый туалет, окна в решетке, табачный дым, кто-то играет в нарды, кто-то готовит чай, кто-то смотрит телевизор, многие просто спят на нарах, укрывшись тонкими простынями. В камерах своя атмосфера, свой запах, свой распорядок, свой уклад жизни, который вряд ли можно ощутить, не побывав там.

Один из самых частых вопросов, который постоянно слышишь, обходя камеры – когда можно попасть в храм (очередь иногда длится по несколько месяцев).

Когда служишь в СИЗО Божественную Литургию, на службу приводят несколько человек - от двух до двенадцати и сразу начинаешь ощущать сильную, крепкую молитву. Заключенные ловят каждое слово священника, иногда видишь строгое лицо, осознанный взгляд, слезы в глазах. Заключенные трепетно и благоговейно молятся, после благодарят. Большинство приходящих в храм первый раз сразу и исповедуются и причащаются, поэтому перед службой с каждым необходимо провести духовную беседу о вере, спасении, вечной жизни.

Ну, вот раздача подарков закончена, можно ехать домой.


Священник Максим Глухих, настоятель прихода в честь священномученика Серафима митрополита Петроградского.


Крестный ход в следственном изоляторе.









Сайт Подворья Патриарха Московского и всея Руси - храма священномученика Серафима митрополита Петроградского (Чичагова). Город Москва, привокзальная площадь ж/д станция "Бутово"