20 марта состоялся престольный праздник в СИЗО № 3 города Москвы. В Краснопресненском изоляторе совершалось празднование иконы Божией Матери «Споручница грешных», в честь которой освящён и тюремный храм.

На празднике побывала и поделилась своими впечатлениями прихожанка храма Живоначальной Троицы на Грязех Лариса Хрусталёва.

С 1995 года тюремный храм окормляет наш настоятель, о. Иоанн Каледа, практически в это же время впервые посетил его Павел, сын о. Иоанна. Давно хотелось мне побывать там, и вот, в этом году меня пригласили сделать репортаж о престольном празднике.

На входе в тюрьму – обычная процедура: вход по три человека, проверка документов, сдача мобильных телефонов, досмотр. Пока мы поджидали друг друга на лестничной площадке, мимо спешили по делам сотрудники. Поразило то, что практически все приветливо здоровались. Три священника, три человека – хор, и вот нас повели по многочисленным хитросплетениям коридоров. Каждые несколько метров – железные прутья решеток и дверей. И вот в конце коридора распахнулась дверь с крестом, и мы очутились в храме! Батюшки сразу прошли в алтарь, певчие – на клирос, а я, оставшись одна, огляделась вокруг. Белый с золотом иконостас, распятие, иконы, стеллаж с книжками. Всё, как в обычном храме. Ан нет… Решётки на окнах, а за окном – высокие каменные заборы, многометровые скрученные мотки колючей проволоки. Прикладываюсь к иконам, всматриваюсь в лики: много неканоничных икон, видимо, это работы заключённых.

Подхожу к дежурному по храму – это молодой, очень спокойный и общительный человек. Зовут его Костя. Быстро находим общий язык. Срок – четыре года, сидит – полтора. Не москвич. Пишут ему мама и братья. Жена ушла, как только он попал в тюрьму. «Ну, зачем тебе такая жена? – подбадриваю его полушутя, - выйдешь и найдёшь себе такую, которая никогда не бросит». Костя печально вздохнув, соглашается.

Дверь распахивается, и в храм входят около 20-30 человек. Невольно отмечаю про себя, что в Бутырке заключённые приходят в спецодежде, здесь же – все одеты обычно. У многих на ногах тапочки, сланцы. Кто-то берёт разложенные иконки, кто-то ставит свечи.

Выходят исповедовать два священника. Отец Евгений - из Царицыно, отец Михаил – из Орехово-Борисово. О. Евгений рассказывает об особенности великопостных богослужений, объясняет заключённым важность покаяния. Ребята внимательно слушают, выстраиваются на исповедь, только группа армян, сгрудившись в углу, оживлённо переговаривается. Они так и будут мешать всем молиться.

Начинается служба. Сосредоточенно молятся несколько человек, благоговейно кладёт поклоны Костя. Некоторые не знают, что делать, но со старанием повторяют за всеми. Входят и выходят, следя за порядком, сотрудники учреждения. Незаметно подходит время причастия, отец Иоанн выходит с Чашей. Понятно, что несколько человек причащаются впервые. Показываю им знаком, как нужно сложить на груди руки. Причастников немало, слава Богу.

На проповеди отец Иоанн рассказывает о крестопоклонной неделе, но внимательно послушать не удаётся – один за другим ко мне начинают походить заключённые, их интересует, где можно будет увидеть фотографии. Говорю им адрес нашего сайта – "triradosti.ru", они переспрашивают, записывают.

После окончания богослужения никто не спешит покинуть храм. Выходит из алтаря Павел и спрашивает, есть ли у кого какие вопросы. Люди смущаются, мнутся и не торопятся задавать вопросы. Но тут подходит отец Иоанн и несколькими возгласами и шутками создаёт доверительную дружелюбную атмосферу. Завязывается тёплая беседа, вот уже и Пашу оттеснили и задают ему вопросы. Один из заключённых спрашивает, можно ли его супруге зайти в наш храм и забрать фотографии. Конечно, можно. Наш адрес – Покровка, 13.

Батюшка тепло прощается с заключёнными, благословляет, со многими христосуется. В который раз поражаюсь нескончаемой щедрости его отцовского чувства ко всем людям, которое нам, прихожанам, так хорошо знакомо. Снова дивлюсь встречным улыбкам и бесконечным вежливым «здравствуйте». Проходя по коридору хозотряда, заглядываю в стеклянные двери помещений и читаю все вывески. Столовая, душ, клуб, спортзал, ого – комната психологической разгрузки. Аккуратно заправленные кровати в просторных комнатах, - уж не санаторий ли это? И только робы на людях убеждают, что нет, это не санаторий. Это тюрьма, это узники. Но, слава Богу, что у этих людей есть возможность побывать на богослужении, исповедоваться, покаяться, причаститься, побеседовать со священником. Узнать и открыть для себя что-то новое, может, пока неизведанное и не совсем понятное. Но у Бога милости много, и кто знает, какой след оставит в душе человека сегодняшнее богослужение и общение.

Послесловие
Через несколько дней в наш храм пришла бывшая жена того человека, который интересовался фотографиями. С плачем рассказывала она мне о том, что он верующий, помогал восстанавливать храм загородом, но второй раз он страдает из-за своей доверчивости. Первый раз его «подставили» с векселями, второй он оказался в заключении из-за друга, который, не вынеся побоев, свалил на него вину. Друг потом извинялся: «Прости, они меня так долго и сильно били, что я не смог этого выдержать и сказал, что это сделал ты». И теперь эта женщина одна воспитывает 14-летнего сына, взяла к себе племянника, у которого погибли родители, и помогает своему бывшему супругу, который некоторое время назад ушёл к другой женщине. Но как только он оказался за решёткой, новая возлюбленная прервала с ним отношения. «Видимо, придётся мне помогать ему до конца жизни, не могу же я его бросить, у него же никого нет», - это были её последние слова. Да, наверно, вот такими же были жены декабристов.

После этого хочется крикнуть тем, кто остался там, за колючей проволокой и каменными стенами: «ОСТАНОВИТЕСЬ НА ПУТЯХ ВАШИХ!»

Лариса ХРУСТАЛЁВА